?

Log in

[sticky post] Jun. 15th, 2016

Тише тише тише тише
Убирают снег на крыше
Снег спешит сорваться вниз
И упасть на наш карниз.
Ты послушай снег шуршит
Снег навстречу нам спешит
Шкуру взявши у мышонка,
Мы его покинем в норке
Будем топать сапогами
И постукивать руками
Будем бегать по земле
(Пропуск:я к тебе, а ты ко мне)
Снег на крыше и на мне
В сапоге, в мышиной шкуре
На карнизе, конфитюром
Ляжет нам на плечи снег
Вместе с ним продолжим бег
По земле покрытой белым
Не мышиным- нашим телом
Забежим с тобой на крышу,
И, как только можно тише
Мы с тобой сорвемся вниз
Поглядеть на наш карниз
За которым, за окошком,
Мышке тихо шепчет кошка
Тише тише тише тише
Убирают снег на крыше.
---

Солдат

Солдат только что совершил убийство миллиона человек, взорвал ядерную бомбу в враждебной стране. Он спасается и возвращается живым на родину, где его ждёт награда и ненависть сограждан. На встрече с президентом он отказывается принять награду, публично принимает ислам и отправляется в пешее паломничество в Мекку. В пути ни ест и не пьёт, не отвечает на удары. В Мекке толпа разрывает его возле Каабы.

Кусочки? О блуде

Мы долго гуляли по набережной, внимательно рассматривая умеренно заиндевевших прохожих, и подойдя наконец к цели своей вылазки, к статуям десяти пороков, установленных в 2002-ом году, начали рассматривать их с не меньшим любопытством.
Мне кажется что блуд не порок- сказал я обходя статуи- одна из самых лучших семей, которых я знаю, возникла в результате блуда.
Они оба были учеными и познакомились на коференции. Она настоящая историческая дама. С выпирающим вперед птичьим носом, голубыми, как будто пронзающими глазами и крепкой, при этом очень тонкой, фигурой.
А он более всего напоминал медведя, весь заросший проволочными кудрявыми волосами, двух метров ростом и неохватной ширины плеч. Одевался он в свитера, рубашки и просторные брюки, что бы побольше воздуха проходило между телом и одеждой и что бы одежда никак не стесняла движений.
Он читал доклады в которых периодически очень тонко подтрунивал над общественностью и над женщинами, что-то про блядство и юродство. А она была заядлой москвичкой, и на конференцию петербургских фольклористов попала почти случайно.
Оба состояли в браке и у обоих были дети. И оба бросились друг к другу.
-А теперь?
-А теперь они живут в Питере, муж на пол года уматывает в Норвегию в которой по странной прихоти находятся интересующие его архивы посвященные проблемам блядства и юродства.

Исповедь очевидца.

мы с Давидом пришли, позвонил ты. мама твоя поставила на стол водку с пряниками
и они стали обсуждать с Давидом какой то кукольный фестиваль
потом он свалил, и Аня начала расспрашивать насчёт израильской музыки
а потом в кухню ввалился Гриша и стал говорить что умирает и требовать лекарств от инфаркта и инсульта
потом сказал что его вероятно не существует
и что ему в стенку кто то постучал "с той стороны"
20:41:38

Корабли прошлых лет.

Я много думаю в последнее время. Я хаха много думаю и конечно же у меня не хватит слов.
Я долго считал, я вообще шовинист, что секс это когда сильный мужик вонзает мощный хуй в мягкое тело и мнет его и мучит и радуется подчинению и так он обладает. У меня есть право на тебя, на твой смех, твою еду и твои глупости потому что в тебе мой хуй, моя память. Я и представить себе не мог идя на эту жертву обладания, что мы не становится одним, не сливаемся в одно тело, что требовать обладания я могу лишь помимо секса. И пусть святой язык пошлет мне тысячу прощений, я не владею тобой я тебя знаю. Я в тебе, с тобой, для тебя, но я даже не желанием занимаюсь, зачем же себя обманывать! Все это и желание тоже возникает, но разве важно? Разве оно нужно? Разве нужно? Я с тобой и вот так я свободен.
---

Душеполезные беседы 1.

Разговор с Йоэлем.
З: В советском кино Захарова, есть постоянный конфликт между системой и человеком, причем я не верю в такого человека, в такого героя и в такую систему, они противопоставлены друг другу абсолютно, но ведь всегда все перемешано, хорошее и плохое вместе и не всегда понятно чего больше.
Й: Да, я думаю, что эта история о том что для того, чтобы все поменять достаточно жить не по лжи и Барон Мюнгхаузен ее олицетворяет, мне кажется что это ловушка- этого недостаточно. Недостаточно говорить все время правду. Можно находиться в изначально лживой неправильной ситуации и говорить все время правду, ситуация от этого не изменится никак.
З: Но вот про правду и ложь мне понятно, лгать нельзя потому что ложь множит реальности, создает необходимость помнить, а потом обрезать бритвой Оккама все что ты наговорил и между ложью себе и другим часто нет разницы.
Й: Я вообще думаю, что ложь и правда это неадекватные понятия
З: А адекватные что?
Й: Адекватность?
З: Есть конкретные способы ее обнаружения?
Й: Она обнаруживается логической неочевидностью. Например твоя армия- есть необходимость тебе навязанная, но ведь есть много других вариантов, которые также были возможны и нет в общем никакой разницы между ними, ты мог получить 21-ый профиль, мог не приезжать в Израиль. Какие есть причины побудившие тебя все же оказаться там где ты есть? Есть ли они?
И потом в этой ситуации есть и хорошее и плохое и они навязываются вперемешку. Проблема в том, что между адекватным и неадекватным в этой системе нет разницы и искры в оболочке грязи недостаточно верная метафора, поскольку искра содержится во всех измерениях оболочки, она не отделяется просто так.

Смерть

Недавно на улице, по дороге в магазин, меня остановил врач и спросил спешу ли я? Я сказал, что спешу, но остановился, а рядом с ним встал мужик сразу решивший бросить свои дела или не было у него важных дел. Мы поднялись наверх в приятную квартиру в которой лежала старушка и кряхтела. "Прасковья не вопи"- говорил ей врач подкладывая под нее носилки. "Подходите не стесняйтесь" сказал он нам завершив процесс. Старушка охала и стонала, пыталась что-то сказать, но связных слов не получалось, к тому же непонятно было к кому она обращалась. Кажется ее просто тревожила смена места, суматошное движение вокруг нее и изменение её положения, которое было ей непонятно и на которое она была не в силах оказать никакого влияния, вроде бы все вокруг нее, но никого с ней. Она постанывала и говорила что-то не пытаясь сказать кому-то, даже не себе- говоря. Мы подошли с четырех сторон и схватились за лямки мягкой носилки, подняли их понесли вниз по лестнице. Старушка попыталась протянуть руку и дотронуться до стены, стену она узнавала, та отвечала ей. Она воскликнула- "Прощайте родные пенаты!", а врач продолжал делать ей замечания в том же безразличном и снисходительно-строгом тоне. Мы положили ее на выдвижную лежанку скорой помощи, а я продолжил идти в магазин.

К несуществующему кино

Парень смотрящий в окошко автобуса проезжающего возле университета, видит щебечущих, прекрасных в чулках и в платьицах, волосы треплет, но та которая его ждёт на остановке немедленно выпадает из этого образа, обнаруживая черты свои, нос свой и ту же юбку, что была неделю назад. Любовь вообще не про это.
Так живут в маленьком городке, выглядывают иногда из окошка и наблюдают живой пейзаж снующих людей, обрекая себя стать его частью для чужих любопытствующих глаз.
Он жил уединенно, его ежемесячно посещал почтальон и ежедневно очередной друг из молодых студентов, любивших местные пивные и заунывные разговоры, которые он был в состоянии им предложить. В его комнате стояла двуспальная кровать и там проводила все свободное время его жена, которую он часто предпочитал студентам. Названные выше обстоятельства были бессильны нарушить уединение, напротив-они способствовали ему, не оказывая никакого влияния на состояние его ума и духа.
В недавнем прошлом, во многом ставшем причиной нынешнего его состояния, он перенес тяжелую влюбленность, перенес, как переносят лихорадку или кожное заболевание, постоянно напоминающее о себе зудом и заставляющее постоянно смущаться в разговоре с радостными согражданами. Он не принял это чувство, но справиться с ним оказался не в состоянии и потому теперь, достигнув наконец известного уединения, всеми силами стремился предотвращать подобные душевные всполохи.
Его любовь не принимала завершенной формы. Он часто задумывался о природе значения этого слова- "любовь" и после кратких но неизменно ясных размышлений приходил к выводу, что объект его интереса не является чувством, также как состоянием сознания или каким-либо иным свойством поддающихся определению, в той же степени в которой является. Чаще всего, книги и разговаривашие с ним люди описывали любовь, как некоторое изменение сознания происходящее с человеком на протяжении определённого временного отрезка, выражающуюся в своего рода смеси удивления и привычки. В результате пережитого опыта он пришёл к категорическому несогласию с подобным видением.
Любовь, по его мнению, обладала прежде всего апофатическими, то есть отрицательными свойствами, в том же что она не отрицала, проявлялось как чистое бытие и потому не оставляла времени или сознанию если хотите, никакой возможности присвоить её себе. Любовь представлялась ему событием. То есть, отметая все предыдущее рассуждение, чем-то, что просто происходит. Чем больше укреплялся он в своем мнении, тем страннее было ему иметь дело с реальными женщинами, в отношениях с которыми происходящее просто, приобретало весьма и весьма непростой характер. Дело значительно усугублялось недавним визитом почтальона, принесшим смешливое послание от предмета чистого бытия.
“Дорогой Онер,”- писала она,-“ ваши замечания о моём последнем появлении в балете кажутся мне смехотворными, недавно я зачитывала критику своей матушка с просьбой угадать кто написал самые смехотворные и она безошибочно вычислила вас, по как она это сказала- " такой скрежет зубовный вместо слов способен пустить в печать только господин Онер". Забавно не правда ли? Искренне ваша В. Е. Щ. “
прим. авт. В. Е. никогда ни в устной речи, ни письменно не склоняла слово матушка, подчеркивая ударение на последний слог. На французско-нижегородский манер как она утверждала. Также одной из множества запоминающихся особенностей её письма и туалета была подпись полными инициалами В. Е. Щ., что казалось ей замечательным каламбуром.

Жест

Я привык формулировать, чтобы жить. Но я по настоящему могу это делать лишь когда остаюсь наедине с собой.
День. Милый день . Когда садился на поезд, напротив меня в вагоне сидел толстый мужчина петербуржец лет тридцати, с легкой проседью в темных, короткостриженных волосах и тонкая девушка, с рыжими волосами. Они молчали, иногда робко посматривая друг на друга. Точнее робко смотрела девушка, мужчина просто смотрел, никак, спокойно. Все это я пишу только для одного жеста девушки произошедшего со мной когда мужчина вышел, а он все же был ей любовник, а не отец. Когда он вышел то стоял какое-то время напротив окошка и смотрел, также, на девушку. Девушка улыбалась открыто, хорошо и где-то глубоко внутри чуть смущенно. Kогда поезд тронулся мужчина обернулся и пошел назад по перону, и в эти первые секунды, девушка кажется непроизвольно сделала жест в котором не было глубины большей чем в нем самом, и который она сделала самой себе. Мужчина отвернулся и пошел, поезд тронулся, а зрачки девушки расширились и рука метнувшись к стеклу два раза нежно его коснулась. Затем увидев, что я смотрю, её взгляд из себя вовне закрылся, рука медленно, подвластная уже её воле, а точнее воле поезда, полутьмы вагона и запаха мужских носков, опустилась, а тело заняло прежнюю спокойную и мягкую позу ожидания и согласия с путешествием сквозь время в смерть.